Нужно ли возвращать памятник Дзержинскому на Лубянскую площадь? Колонка Евгения Беня

Общество

Нужно ли возвращать памятник Дзержинскому на Лубянскую площадь? Колонка Евгения Беня

Голосование по вопросу установки памятника на Лубянской площади в Москве запустят 25 февраля: в шорт-лист вошли памятники Феликсу Дзержинскому и Александру Невскому. Волеизъявление пройдет на платформе «Активный гражданин» с 25 февраля по 5 марта. После получения всех результатов их обобщат и передадут в мэрию.

Думаю, что реестр руководителей большевиков, взявших власть в октябре 1917 года, заложивших фундамент определенных мощных достижений советской эпохи (и среди них Феликс Дзержинский), вполне входит в обширный многовековой ряд государственных деятелей России, оказавших воздействие на ход истории.

Памятник Дзержинскому был снесен тысячами москвичей в августе 1991 года после непродуманного, неуклюжего, непродуктивного, прогнившего ГКЧП, вопреки которому власть в Кремле тогда захватило ельцинское окружение, по факту во многом сформированное из криминального круга партийных аппаратных чиновников и приглашенных ими «по блату» молодых «реформаторов». Но из этого никак не следует, что памятник Феликсу Дзержинскому спустя 30 лет нужно вернуть на прежнее место на Лубянской площади.

Дзержинский, который вложил свою конкретную лепту в преодоление голода, разрухи и беспризорности, в борьбу с уголовщиной и бандитизмом, являлся создателем и руководителем необходимой для той власти в то время структуры, у которой одной из основных функций была карательная — прежде всего, по отношению к классовым врагам. И эта карательная функция и при Дзержинском, и десятилетиями после его смерти унесла жизни огромного числа ни в чем не повинных людей. Такова неизбывная трагедия российской истории XX века.

Нужно ли возвращать памятник Дзержинскому на Лубянскую площадь? Колонка Евгения Беня

В конце концов, у нас немало государственных деятелей прошлого, внесших весомый вклад в отечественную историю (в том числе советского периода), при этом не отвечавших за карающий меч, но не отмеченных памятниками в Москве. И на этом фоне возвращение памятника Дзержинскому в самое сердце страны было бы совершенно алогично и стало бы актом, игнорирующим в испытаниях избранный современной Россией вектор, связанный с ее историческими корнями и истоками, с дыханием православной веры и других традиционных для нашей страны вероисповеданий — ислама, иудаизма, буддизма.

Читать так же:  Вирусолог предрек плато по коронавирусу в России через неделю

Нынешняя российская власть, слава богу, не декларирует никаких идеологических прокрустовых лож и не промывает населению мозги никакими преходящими «измами». Наконец, Россия полагается не на условное, как показала жизнь, единство православия, самодержавия и народности, не на учение марксизма-ленинизма, которое якобы «всесильно» только потому, что будто бы именно «оно верно», не на либеральные доктрины, приведшие у нас в 1990-е к хаосу и беспределу под девизом «все покупается и все продается».

При этом, по словам президента РФ Владимира Путина, нашей стране теперь не подходят три типа идеологии. Первый из них — идеология советского времени, от которой общество ушло навсегда. Второй — окостеневший монархизм тех, кто идеализирует дореволюционную Россию. Наконец, третий тип идеологии, неприемлемый для нас, — это западный ультралиберализм.

Российское государство на протяжении ряда последних лет делало попытки освоить собственный путь, основанный на реально живом из века в век — полиэтническом Русском мире, объединенном уникальным языком. Это — не идеологическая модель, обусловленная экономикой, формациями и противоречиями той или иной эпохи, но та система координат, что вбирает в себя и фундаментальные основы ортодоксальной религии, и искания замечательных российских мыслителей прошлого — славянофилов, западников, народников, представителей культурного возрождения Серебряного века, евразийцев…

Сегодня Россия живет с жизнеспособными представлениями о религиозной и национальной терпимости, потребность в которых назрела десятилетия, если не столетия, назад. Наряду с тем как бы кто из нас ни относился к тому — ни белое движение, ни победу красных в междоусобной Гражданской войне, повлиявшую на многие последующие десятилетия, — невозможно вымарать из истории.

Выдающиеся философы Николай Бердяев и Иван Ильин, между прочим, не раз процитированные первыми лицами нынешней России, оказались выдворены из СССР в 1922 году, когда Феликс Эдмундович Дзержинский, будучи организатором ВЧК-ОГПУ, стоял во главе ведомства. А потому монумент Дзержинскому в центре Москвы может быть уместен, только если одновременно неподалеку установят памятники Бердяеву и Ильину, а также белым генералам Колчаку, Корнилову, Деникину, Юденичу… И тогда в свою очередь справедливо бы рядом поставить еще монументы вождям большевизма — Сталину, Ногину, Цюрупе, Елизарову… Вслед же за тем — и государственным деятелям дореволюционной России. Но зачем москвичам и вообще гражданам России необъятная галерея памятников в центре столицы?

Читать так же:  В Роспотребнадзоре предрекли спад заболеваемости COVID-19 в ноябре

Такое демонстративное идеологизированное действо, как возвращение памятника Дзержинскому, может провоцировать угрозу кардинального расчленения российского общественного сознания, чреватого дальнейшими потрясениями.

Вместе с тем установка на Лубянской площади памятника общепризнанному герою Древней Руси Александру Невскому, канонизированному РПЦ масштабному деятелю и великому воину, не проигравшему ни единого сражения, стала бы взвешенным шагом, не способным вызвать непонимание с точки зрения элементарного здравого смысла. Кстати, в дореволюционное время, с 1835 года, примерно на месте, обсуждаемом в связи с памятником, находился красивый фонтан, и его историческое возвращение также представлялось бы естественным.

Источник

Оцените статью
Новостной портал Коломны
Добавить комментарий