Михаил Веллер: «Дефицит справедливости оказался острее дефицита колбасы» | Мнение | Политика

Политика


«Советское время было временем максимального могущества Российской империи за всю историю её существования».

Писатель, философ Михаил Веллер:

Согласно опросу, проведённому «Левада-центром», 43% граждан РФ считают события августа 1991 г. трагическими и «гибельными» для страны, и это исторический максимум за всё время наблюдений (с 1994 г). Созвучны с этими цифрами и данные ВЦИОМ. По словам руководителя практики политического анализа ВЦИОМ Михаила Мамонова, 67% опрошенных жалеют о распаде Союза. А 66% респондентов ответили, что хотят жить при социализме, имея гарантированные зарплаты, пенсии, жильё без ипотек, работу. Более того, значительная часть опрошенных поддерживает установку в стране памятников Сталину, а фраза «Сталина на них нет» звучит всё чаще. О дефиците, очередях и талонах вспоминают лишь 4% опрошенных. Почему нынешний дефицит справедливости оказался острее, чем существовавший в советские времена дефицит колбасы и туалетной бумаги?

Пусть мало, но по справедливости

Прежде всего необходимо определить, что такое справедливость. Это не сплошная уравниловка, а такие отношения между людьми — моральные, материальные, правовые, когда максимальное количество человек получает от этого максимальную выгоду, максимальный доступ к благам, максимальную возможность счастья. И человек меньший кусок, но со справедливостью, воспринимает с несравненно большим удовлетворением, чем здоровенный кусок, но в условиях несправедливости.

А со справедливостью у нас всё давным-давно обстоит очень плохо. Потому что, когда огромный процент людей работающих, особенно в семьях, где работают оба супруга и где растут двое детей, по меркам современных развитых стран живёт в бедности, никто не может воспринимать это справедливым, когда узкая прослойка легитимным, но абсолютно неправедным путём захапала миллиарды, плавает на гигантских пароходах, которые они называют яхтами, покупает за рубежом футбольные, волейбольные, баскетбольные команды, живёт во дворцах с десятками человек прислуги, а в это время по телевизору и в соцсетях собирают копейки на операции больным детям — о какой справедливости может идти речь? Если людей продолжать держать в таком состоянии, это чревато той самой взрывоопасной ситуацией. Потому что крестьяне, доведённые до отчаяния, предпочтут сжечь замок феодала вместе со всей его семьёй и добром, чтобы он своим богатством не унижал их и без того бедное существование.

Читать так же:  «Вакцинный национализм» обойдется мировой экономике в 9,2 трлн долларов

«Надо построже»?

Споры о фигуре Сталина не затихают все 30 лет постсоветской России.

1100 лет нашей многострадальной истории показали, что Россия всегда жила под деспотом. Назывался ли он великий князь, царь, генсек или президент — это всегда было авторитарное правление. И если из аморфного, свободного, постреформенного состояния здесь неизменно складывается авторитарный строй, приходится делать вывод, что в ментальности народа, в его мировоззрении, в привычках есть черты, которые позволяют идти во власть именно таким людям, которые к ней приходили. И в этом плане — да, народ имеет то правительство, которого он заслуживает. Не по своим моральным качествам, не по своему трудолюбию, а по своим, я бы сказал, качествам социальным.

При таком запросе общества царь должен быть справедлив, но строг. Бдеть неусыпно о благе народа и державы, но быть беспощадным к боярам, которые раскрадывают страну и угнетают простых людей. И вот Сталин — не реальный Иосиф Виссарионович Джугашвили, фигура сложная, с пёстрой биографией, а некий мифологический Сталин, мудрый, неусыпно работающий, строгий и справедливый, — ложится в этот канон. Сталин, фигурирующий сегодня в ответах на вопросы социологов, — это архетип русского самодержца.

1100 лет самодержавного строя, где государство было всегда, от начала и посейчас, отчуждено от народа, сформировали человека, который, во-первых, полагает, что, по Жванецкому, «сколько у государства ни воруй, своего всё равно не вернёшь». Во-вторых, задаётся вопросом: почему у трудяг на шее вечно оказываются чиновники? В-третьих, уверен: кто выше, тот имеет больше и всегда прав. Всё это укладывается в жизненную философию: хапай своё, сколько можно, отлынивай от тяжёлого труда и устраивайся получше. «Да, мы такие, с нами надо построже», — слышал я от самых разных людей в самых разных концах Советского Союза в 60—70—80-е годы. Сегодня же, рассуждая про необходимость жёсткой руки, говорящий, скорее всего, имеет в виду, что тот самый мифологический Сталин экспроприирует олигархов, обер-воров расстреляет, а остальных воров сошлёт на Колыму. И дальше будет грозная уважаемая держава и социальная справедливость. Народ во все века рассказывал сказки про золотой век…

Читать так же:  Все подарки президенты сдают в кладовую. Но что-то могут и выкупить

Было чем реально гордиться

Ещё осенью 1991 г. я говорил: пройдёт время, и Советский Союз будет восприниматься в русском национальном сознании всё более и более славной, сияющей и могущественной державой — как Древний Рим для итальянцев и всего мира. Потому что это было время наибольшего могущества Российской империи за тысячу с лишним лет её существования. Потому что наш Военно-морской флот бункеровался в Индонезии, лодки базировались на Александрию в Средиземном море, на Кубу везли наши ракеты, социалистический лагерь был могуч. А уж когда ещё и с Китаем дружили — о чём вы говорите! И советские атомные подводные крейсера плыли по всему Мировому океану, и в космосе мы первые, и луноход, и так далее. Было чем гордиться!

А при Хрущёве, когда стали массово строить дома, когда народ жил действительно лучше с каждым годом, то, конечно же, Советский Союз воспринимался как нечто замечательное. Что пройдёт, то будет мило, как сказал классик. Поскольку золотого века сегодня нет, в перспективе его тоже не просматривается (в отличие от советской эпохи, хотя уже в 1960-е над коммунизмом смеялись даже школьники), таким образом наш золотой век оказался сзади. Наш золотой век — это прекрасная страна, которая похожа на кинофильм «Цирк», где физкультурники в белом маршируют по Красной площади и поют «Широка страна моя родная». Где комсомольские стройки, где своим трудом, где колонны тракторов, где кубанские казаки покупают в свой клуб рояль и едут в шёлковых косоворотках… Потому что люди склонны верить не в то, что было на самом деле, а в тот образ, который для них создан — пропагандистами, журналистами, кинематографистами.

А если бы герои были другие?

Что же касается возможности сохранить или вернуть Советский Союз, я всегда придерживался и придерживаюсь точки зрения: если бы СССР политически мог быть заморожен в состоянии весны 1991 г., когда на референдуме большинство населения проголосовало за сохранение Союза, но республикам при этом были бы даны гораздо большие экономические и политические свободы при сохранении единого политико-экономического и более-менее единого культурного пространства, от этого выиграли бы все — и славяне, и Закавказье, и Средняя Азия. Но когда в империи начинают преобладать центробежные силы, то разваливающееся уже не удержишь. Но это — отдельный разговор.

Читать так же:  Ковитиди пообещала жестко реагировать на нарушения информационной безопасности России

Я принадлежу к тем немногим, которые категорически не согласны с тем, что история не имеет сослагательного наклонения. «Не имеет сослагательного наклонения» означает: всё предопределено, судьба, рок, фатум, от людей никогда ничего не зависит. Эдак можно вообще ничего не делать — пускай волна несёт на берег, пускай кривая вынесет на вершину. Да нет, от людей многое зависит — и от масс, и от великих личностей.

Михаил Горбачев и Борис Ельцин принимают участие в телемосте СССР — США, 1991 год.

И если представить, что в ГКЧП оказались бы не какие-то политические реликты с трясущимися руками, а сильные, умные, грамотные, властные люди, — разумеется, всё могло бы сложиться совершенно иначе. Представьте себе: за столом ГКЧП сидят товарищи Ленин, Троцкий, Дзержинский, Антонов-Овсеенко… Но история, которая 70 лет воспитывала преданных, послушных, нерассуждающих идиотов, оставила только таких. Вот каким был конечный результат Советского Союза — государства, о котором теперь остаётся только вспоминать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции



Источник

Оцените статью
Новостной портал Коломны