Пашинян призвал Турцию установить дипломатические отношения

Политика



Премьер Армении Никол Пашинян снова заговорил о желании установить дипломатические отношения с Турцией. По словам экспертов, Анкара готова будет пойти на это только при соблюдении ряда ее условий, которые приведут к потери Арменией новых территорий. «Газета.Ru» разбиралась, насколько реально примирение двух стран и есть ли в этом риски для России.

Зачем Армении дружба с Турцией?

Премьер-министр Армении Никол Пашинян на этой неделе снова подтвердил, что готов к урегулированию отношений с Турцией без предварительных условий. На заседании правительства он заявил, что отсутствие дипломатических отношений и закрытая еще с 1993 года межгосударственная граница плохо влияют на стабильность в регионе.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты считают, что Ереван стремится к хорошим отношениям с Турцией ради возможной интеграции таким путем в условный Западный мир.

«Парадокс, но Пашинян и его команда видят в Турции окно в Европу. Именно поэтому ключевые лица команды Пашиняна сразу после войны заявляли о необходимости налаживания кооперации с Турцией и «диалога с победившей стороной», — напоминает политолог Бениамин Матевосян.

Такое мировоззрение политолог обьясняет личностью Пашиняна, который как политик сформировался под воздействием идей первого президента Армении Левона Тер-Петросяна. Для него тема отношений с Турцией была одной из ключевых.

«Тер-Петросян и члены его команды, куда можно отнести и Пашиняна, — сторонники идеи, что без окончательного решения проблем, связанных с Турцией и Азербайджаном, армянская государственность не может быть жизнеспособной. Команда первого президента была глубоко убеждена в том, что если бы не конфликты с Анкарой и Баку, то в рамках признанных ООН границ Армении якобы не угрожала бы ни одна страна. Хотя практика доказывает, что это не так», — говорит Матевосян.

Другим аргументом Тер-Петросяна была вынужденная зависимость Армении от России в случае сохранения угроз со стороны Турции и Азербайджана. В связи с этим политолог Матевосян указывает на крайне высокие политические риски армяно-турецкого примирения для Москвы.

«Если отношения с Азербайджаном и Турцией урегулированы, то как минимум формальных причин для присутствия в Карабахе и Армении у российских военных нет. Следовательно, не нужна ни 102 база, ни миротворцы.

Читать так же:  Меркель повезет в Киев согласованное с Путиным решение кризиса на Донбассе

Иными словами, «турецкое окно в Европу» может стать тем выходом который позволит «уйти Армении из орбиты влияния России», — считает армянский аналитик.

Несколько иной точки зрения придерживается российский тюрколог, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский. По его мнению, единственное, что может Армения приобрести в случае налаживания отношений с Турцией — это открытие границ и, как следствие, увеличение ее доходов, возможны и новые капиталовложения. Но при этом эксперт говорит, что неизбежная цена этого — потеря территорий страны — слишком высока, и платить ее не готовы даже сторонники Пашиняна.

При этом с точки зрения России банальное налаживание нормальных отношений Армении и Турции могло бы быть экономически выгодно, считает тюрколог.

«Россия заинтересована в спокойствии на Кавказе и в своем мягком подбрюшье. Ликвидация турецкой блокады позволила бы Армении самой зарабатывать себе на жизнь», — говорит Надеин-Раевский.

Что мешает налаживанию армяно-турецких отношений?

После утери Ереваном контроля над большей частью Карабаха в результате войны 2020 года, как полагает политолог Матевосян, команда Пашиняна увидела, что одним мешающим фактором для налаживания отношений с Анкарой и Баку стало меньше.

Отчасти это подтверждается заявлениями президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, который в июне пообещал сделать все возможное для нормализации отношений с Арменией.

Однако подобная риторика турецкого лидера автоматически не отменяет разное понимание этими государствами ряда исторических и политических вопросов. Собеседники «Газеты.Ru» указывают, что предварительные условия для установления дипотношений традиционно выдвигает Турция.

«Границу закрыла именно Турция в одностороннем порядке. Ереван всегда выступал за то, чтобы установить дипломатические отношения, Турция же имеет большой список предварительных условий. И прошлая подобная попытка в 2008-2010 годах закончилась именно из-за нежелания Турции. Ситуация не особенно изменилась даже после прошлогодней войны, в этом проблема», — уверен армянский политолог Грант Микаэлян.

Виктор Надеин-Раевский согласен, что «примирение будет возможно в теории лишь при наличии доброй воли Турции». Однако эксперт сомневается, что эта «добрая воля» у Анкары есть.

Читать так же:  Украинский убийца получил награду от Зеленского

«Сейчас главное для турок — проложить Зангезурский коридор через армянский Сюник. После этого под предлогом охраны они постараются выдавить оттуда армян, что неприемлемо для Еревана. Кроме того, Армению активно вытравливают из всех районов, которые оказались, по мнению Азербайджана, спорными.

Эрдоган добивается ликвидации армянского клина, который разделяет тюркский мир», — говорит аналитик.

Бениамин Матевосян также категорично уверяет, что для Турции и Азербайджана существование на Южном Кавказе независимого армянского государства всегда будет неприемлемо. Он считает, что турецкое руководство, кроме контроля над Сюникском коридором, хотело бы получить военную базу в Азербайджане, доступ к новому отрезку границы с Ираном. «Едва ли Турцию устраивает и увеличившееся военное присутствие России в регионе», — говорит он.

Исторические споры

Вопрос признания Анкарой геноцида армян считается вторым, принципиально разделяющим Турцию и Армению. По различным оценкам, в результате депортации и истребления армян в Османской империи в 1915–1918 годах погибли от 700 тыс. до 1,5 млн человек.

Надеин-Раевский уверен, что Турция никогда не пойдет на признание своих преступлений.

«Конечно, и в Турции есть десятки тысяч интеллектуалов с европейским мышлением. Но когда они подписались под письмом «Армяне, простите нас», сразу же было выпущено антиармянское заявление, под которым подписалось 400 тысяч», — объясняет он настроения в турецком обществе.

Третьим же по значимости требовании Турции к Еревану эксперты назвали признание положений Карского договора 1922, то есть фактически — признание Армений территориальной целостности Турции.

После получения независимости Ереван зафиксировал в своей Конституции, что не признает этот договор и аннулировал его со своей стороны. С точки зрения армян, вопрос границ должен решаться лишь после установления дипотношений. На территории, которая отошла Турции по договору, находится священная для армян гора Арарат, которая также изображена на их гербе.



Источник

Оцените статью
Новостной портал Коломны